URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:58 

Жюль Верн. "Дети капитана Гранта"

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
...А теперь, Толине, мне хотелось бы знать твое мнение или, вернее, мнение твоих преподавателей, о Европе.
– О Европе? – переспросил маленький австралиец, не понимавший, почему так горячится географ.
– Да, о Европе. Кому принадлежит Европа?
– Европа принадлежит англичанам, – убежденным тоном ответил мальчик.
– Я и сам так думал, – продолжал Паганель. – Но каким образом? Вот что мне хотелось бы знать.
– Англичанам принадлежат Англия, Шотландия, Ирландия, Мальта, острова Джерси и Гернси, острова Ионические, Гебридские…
– Молодец, молодец, Толине! – перебил его Паганель. – Но ведь в Европе существуют и другие государства, о которых ты забыл упомянуть, мой мальчик.
– Какие же, сэр? – спросил, не смущаясь, мальчуган.
– Испания, Россия, Австрия, Пруссия, Франция.
– Это провинции, а не государства, – сказал Толине.
– Это уж слишком! – крикнул Паганель, срывая с себя очки.
– Конечно, провинции. Столица Испании – Гибралтар…
– Восхитительно! Чудесно! Бесподобно! Ну, а Франция? Я ведь француз, и мне хотелось бы знать, кому я принадлежу.
– Франция? Это английская провинция, – ответил спокойно Толине. – Главный город Кале.
– Кале! – крикнул Паганель. – Как! Ты считаешь, что Кале до сих пор принадлежит Англии?
– Конечно!
– И ты думаешь, что это главный город Франции?
– Да, сэр. И там живет губернатор лорд Наполеон… Тут Паганель расхохотался. Мальчуган не знал, что и думать.
Его спрашивали, и он старался ответить как можно лучше. Но курьезность его ответов не могла быть поставлена ему в вину: он даже не подозревал о ней. Все же юный австралиец не казался смущенным и с серьезным видом ждал конца этого непонятного веселья.
– Вот видите, – смеясь, сказал майор. – Разве я не был прав, когда говорил, что ученик Толине превзойдет вас?
– Несомненно, милый майор, – ответил географ. – Вот как преподают географию в Мельбурне! Хороши учителя в этой школе! Подумать только: Европа, Азия, Африка, Америка, Океания – все, весь мир принадлежит англичанам! Черт возьми! При таком воспитании я понимаю, что туземцы подчиняются англичанам… Ну, Толине, а как луна? Что она – тоже принадлежит англичанам?
– Будет принадлежать, – серьезно ответил мальчик.

19:12 

Новый телефон...

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
Новая симка, новая жизнь XD

17:39 

Сырный крем-суп с креветками

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
Yes Yes Yes

Какое же блюдо хомяк приготовит в следующий раз? Об этом узнаем через неделю!

Yes

18:14 

Хомяк сказал,...

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
... встал в 7 утра и сделал

Курица по-сычуански

Yes Yes Yes Yes


Yes


15:31 

Английский чизкейк без выпечки

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
Yes Yes Yes

А еще меня, похоже, укусила 30+ летняя домохозяйка, и в следующий раз попробую сделать курицу по-сычуаньски

17:14 

Л. Н. Толстой - "Анна Каренина"

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak

Степан Аркадьич получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого держалось большинство. И, несмотря на то, что ни наука, ни искусство, ни политика, собственно, не интересовали его, он твердо держался тех взглядов на все эти предметы, каких держалось большинство и его газета, и изменял их, только когда большинство изменяло их, или, лучше сказать, не изменял их, а они сами в нем незаметно изменялись.


Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как иметь шляпу. Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не от того, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России все скверно, и действительно, у Степана Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело. Вместе с этим Степану Аркадьичу, любившему веселую шутку, было приятно иногда озадачить смирного человека тем, что если уже гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и отрекаться от первого родоначальника — обезьяны.


20:54 

Death Note 2017...

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak

Netflix, зачем? ЗАЧЕМ?! Да, по сравнению с ним, японская экранизация 2006 года просто шедевр (про само аниме говорить не буду - излишне). Да и вообще, смотря на все американские адаптации хороших иностранных картин, складывается впечатление, что у тамошних киноделов есть негласное правило, типа: "Зарубежные фильмы переснимай так отвратно, чтобы у зрителя и мысли не было познакомиться с оригиналом, а то они поймут, что у нас действительно хороших картин не так уж и много". Иначе я просто не знаю, нафига так делать.


Не сказать, чтобы я очень ждала этой экранизации, особенно после "Призрака в Доспехах" со Скарлетт Йоханссон, но мне было интересно посмотреть на сюжет в западных декорациях, да и чернокожий L не вызывал пригорания. В конце концов, ценность манги и аниме не в месте действия и расе героев, а в характере персонажей и основной идее, заложенной автором, как бы банально это ни звучало.


В первые минуты меня даже не смутило, что образ Лайта совсем не схож с теми, что были в аниме и дораме. Что ж, зачем мне в третий раз смотреть на состоятельного, развитого, популярного в школе паренька, любимца девушек и гордость страны? Почему бы теперь ему не быть слабым и уязвленным? Он незаметный, учителя к нему относятся пренебрежительно, живет в халупе с суровым отцом, да еще и хулиган отмудохал... К тому же, не похоже, чтобы у него был бы хоть один приятель. И тут в руки вот к такому ничем не примечательному человеку попадает столь мощное оружие. Сколько возможностей для раскрытия образа: от сомневающегося Раскольникова, занесшего топор над старухой-процентщицей, до расчетливого Гамлета, бесстрастно использующего друзей, родных и случайных незнакомцев для достижения собственных, несомненно, благих целей в замысловатой шахматной игре, а по сути - Фауста, жертвы собственных страстей и амбиций, игрушки в руках сил, ему не подвластных. Собственно, как это было и в аниме, только не с позиции самодовольного, уверенного в собственной правоте баловня судьбы, а через слабого человека, который не в состоянии бросить вызов жизненной несправедливости.

Так думала я первые 10 минут до сцены разговора с директором...

А, твою маму убили, и преступник ушел безнаказанным, вот значит твои мотивы и основа всего мировоззрения... Л-а-а-а-а-а-а-а-а-а-дно... Да и походу сюжета, не тянет Лайт версии 17-го года на нового бога. То он кричит о своей безнаказанности, то сомневается в своих действиях, потом снова играет диванного манипулятора (о тонкой игре умов, как в аниме, можно забыть и не вспоминать), да его подружка куда больше Лайт, чем сам Лайт. Фильм насильно пытается заставить проникнутся к нему сочувствием и, ну очень, хочет придать протагонисту неоднозначности, но потуги эти настолько слабы, что порою вызывают улыбку и недоумение: почему его еще никто не поймал.


Дальше - больше. Отец - не помню, как его зовут в этом фильме - шаблонен донельзя, непоколебимый суровый борец с преступностью. Прозрачный, как целлофановый пакет. А ведь какой задел был. Он сам отпустил убийцу своей жены. Если уж взялись за такой тривиальный прием, как смерть родственника, то дожмите его уже до конца: образ шефа Ягами всегда выступал символом неотступного следования букве закона (один из конфликтов оригинальной Тетрадки - это борьба между справедливостью расправы, граничащей со вседозволенностью, и справедливостью закона, в данном случае, определяющим рамки и степень дозволенного, и поэтому имеющему лазейки и несовершенства), здесь же можно было бы продемонстрировать следование собственным принципам, несмотря на скорбь, гнев и простое человеческое бессилие перед машиной государственного аппарата, людской жестокостью и самой обычной моральной усталостью; через СПОКОЙНЫЕ разговоры с Лайтом объяснять, почему, если ты хочешь жить в стабильном правовом государстве, необходимо самому следовать уголовному кодексу, а не заниматься самосудом. Но нет. Проще поорать пару минут и осыпать друг друга взаимными обвинениями.


Подруга Лайта могла бы быть интересной, но тоже не срослось. Пытались сообразить что-то вроде борьбы за владение тетрадью и сделать их отношения неоднозначными, балансирующими между соперничеством и любовью, но тоже слили, как и весь фильм. А ведь линия его девушки могла бы добавить оттенков в философию Лайта, ввести в фильм образы Теру Миками - фанатичное и безапелляционное деление только на черное и белое, или Кёскэ Хигути - справедливость - это то, что хорошо для меня (были в оригинале).


С цветом кожи L достались и гарлемские замашки. Получилось что-то среднее между Мелло и L и не сказать, что это плохо. По крайней мере, он здесь самый интересный персонаж. Который снова раскрывается через скорбь. (//_-) Серьезно? В кинематографе сложность характера человека можно продемонстрировать только, если убить кого-то ему очень близкого? Но есть и плюс - он хотя бы показан человеком со страстями. И вот не знаю, дожмут ли это во второй части фильма.


Рююк ест яблоки и то хорошо.


Итог: фильм никакой, ни плохой, ни хороший, просто пустышка. Даже без знания источника вдохновения смотрится ооооочень слабо. Лучше прочитать мангу или посмотреть аниме, к тому же все то, чего мне не хватало в этом фильме, в оригинале присутствует с избытком.


22:02 

За что я люблю серию Shadowrun,...

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
... так это за то, что, если ты проходишь игру уже по дцатому кругу, все равно попадаются новые диалоговые ситуации:




***



17:01 

Unchartted 4: The Lost Legacy !!!!!SPOILER ALERT!!!!!

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
07:27 

Цитата дня:

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
"Я не хочу развиваться. Я хочу отупеть, отдыхая на море."

13:02 

Во время переводов технических текстов...

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
... попадаются такие, что так и хочется их спросить "Что тебе от меня надо? Что ты пытаешься до меня донести?".

01:35 

Когда не умеешь рисовать, но неплохо знаешь фотошоп...

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
... и очень хочешь сделать свой портрет для Shadowrun: Hong Kong

Пожалуй буду техномагом... Люблю декеров и магов, Иззи бесит >_>

+ + + + +

=



И после небольшого исправления


20:54 

Рукалицо

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak

16:56 

О, Достоеский просто счастлив от такого признания

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak

21:18 

Айзек Азимов. "Краткая истории химии"

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
... Георг Брант (1694 - 1758), приблизительно в 1730 году изучал голубоватый минерал, который походил на медную руду, но из которого, к полному неудовольствию горняков, при обычной обработке совсем не выделялась медь. Горняки считали такую руду заколдованной духами земли, которых они называли "кобольды". Брандту удалось определить, что минерал совсем не содержал медь, но зато содержал новый металл (сходный по химическим свойствам с железом), который он назвал кобольтом в честь духов земли.

...

Теории Лавуазье предвосхитил русский химик Михаил Васильевич Ломоносов (1711 - 1765), который в 1756 году, почти за двадцать лет до работы Лавуазье по горению, отверг теорию флогистона и высказал предположение, что горючие вещества при сгорании соединяются с частью воздуха. К сожалению, он опубликовал свой труд на русском языке, и химики Западной Европы, включая Лавуазье, не знали о его работе. Также Ломоносов имел потрясающие современные представления об атомах и теплоте, на пятьдесят, а то и сотню лет опережающие его время.

14:30 

Когда заказываешь еду по интернету

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak

18:18 

Женская логика такая женская

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
- О мой повелитель! Где ты добыл эти отменные плоды?
- О дорогая, у меня есть добрая приятельница - обезьяна по имени Рактамукха. Это она, воплощение доброты, приносит мне плоды.
- У того, кто питается плодами, наполненными сладостным, как амрита, соком, и сердце должно быть сладостным, как амрита. Если ты и впрямь любишь меня, подари мне сердце обезьяны, и тогда мы будем вкушать наслаждение, не зная ни старости, ни смерти.
- Зачем ты так говоришь, дорогая? - возразил он. - Обезьяна нам как родная сестра, мы не должны губить ее. Откажись, заклинаю тебя, от этой неразумной затеи. Сказано же:

Родству, порожденному кровью,
мы предпочитаем порою
Родство, порожденное словом, -
прочнее бывает второе.


- Вечно ты мне перечишь, ничего не делаешь по-моему, - стала упрекать его жена. - Видно, эта обезьяна - твоя полюбовница и ты там на берегу предаешься с ней любовным усладам. Наконец-то я тебя раскусила.

"Панчатантра", III - IV век н.э.

12:42 

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
Пипец как обидно проболеть всю неделю отпуска( 2016 год уходит, но, цукат, не сдается.

20:52 

И. Ильф и Е. Петров. "12 стульев"

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
В такой великий час к ней пришла Фима Собак. Она принесла с собой морозное дыхание января и французский журнал мод. На первой его странице Эллочка остановилась. Сверкающая фотография изображала дочь американского миллиардера Вандербильда в вечернем платье. Там были меха и перья, шелк и жемчуг, легкость покроя необыкновенная и умопомрачительная прическа.
Это решило все.
-- Ого! -- сказала Эллочка самой себе.
Это значило: "Или я, или она".
Утро другого дня застало Эллочку в парикмахерской. Здесь Эллочка потеряла прекрасную черную косу и перекрасила волосы в рыжий цвет. Затем удалось подняться еще на одну ступеньку той лестницы, которая приближала Эллочку к сияющему раю, где прогуливаются дочки миллиардеров, не годящиеся домашней хозяйке Щукиной даже в подметки: по рабкредиту была куплена собачья шкура, изображавшая выхухоль. Она была употреблена на отделку вечернего туалета. Мистер Щукин, давно лелеявший мечту о покупке новой чертежной доски, несколько приуныл. Платье, отороченное собакой, нанесло заносчивой Вандербильдихе первый меткий удар. Потом гордой американке были нанесены три удара подряд. Эллочка приобрела у домашнего скорняка Фимочки Собак шиншилловый палантин (русский заяц, умерщвленный в Тульской губернии), завела себе голубиную шляпу из аргентинского фетра и перешила новый пиджак мужа в модный дамский жилет. Миллиардерша покачнулась, но ее, как видно, спас любвеобильный papa-Вандербильд. Очередной номер журнала мод заключал в себе портреты проклятой соперницы в четырех видах: 1) в черно-бурых лисах, 2) с бриллиантовой звездой на лбу, 3) в авиационном костюме -- высокие лаковые сапожки, тончайшая зеленая куртка испанской кожи и перчатки, раструбы которых были инкрустированы изумрудами средней величины, и 4) в бальном туалете -- каскады драгоценностей и немножко шелку.
Эллочка произвела мобилизацию. Papa-Щукин взял ссуду в кассе взаимопомощи. Больше тридцати рублей ему не дали. Новое мощное усилие в корне подрезало хозяйство. Приходилось бороться во всех областях жизни. Недавно были получены фотографии мисс в ее новом замке во Флориде. Пришлось и Эллочке обзавестись новой мебелью. Эллочка купила на аукционе два мягких стула. (Удачная покупка! Никак нельзя было пропустить! ) Не спросясь мужа, Эллочка взяла деньги из обеденных сумм. До пятнадцатого оставалось десять дней и четыре рубля.
Эллочка с шиком провезла стулья по Варсонофьевскому переулку.

***
Дверь открылась. Остап прошел в комнату, которая могла быть обставлена только существом с воображением дятла. На стенах висели кинооткрыточки, куколки и тамбовские гобелены. На этом пестром фоне, от которого рябило в глазах, трудно было заметить маленькую хозяйку комнаты. На ней был халатик, переделанный из толстовки Эрнеста Павловича и отороченный загадочным мехом.

***

И тем не менее розыски шли без особенного блеска. Мешали Уголовный кодекс и огромное количество буржуазных предрассудков, сохранившихся у обитателей столицы. Они, например, терпеть не могли ночных визитов через форточку.

21:51 

И. Ильф и Е. Петров. "12 стульев"

"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
Тяжело выбирать понравившиеся цитаты, это как с Хаксли: хочется взять и запостить весь роман)

Там, в большом бельевом котле, варилась каша, запах которой великий комбинатор учуял еще в вестибюле. Остап покрутил носом и сказал:
-- Это что, на машинном масле?
-- Ей-богу, на чистом сливочном! -- сказал Альхен, краснея до слез. -- Мы на ферме покупаем.
Ему было очень стыдно.

***

В красном уголке примусов не разводили, временных печей не было, дымоходы были в исправности и прочищались регулярно, но стула, к непомерному удивлению Альхена, не было. Остап даже заскрипел от недовольства. Бросились искать стул. Заглядывали под кровати и под скамейки, отодвинули для чего-то фисгармонию, допытывались у старушек, которые опасливо поглядывали на Пашу Эмильевича, но стула так и не нашли. Паша Эмильевич проявил в розысках стула большое упорство. Все уже успокоились, а Паша Эмильевич все еще бродил по комнатам, заглядывал под графины, передвигал чайные жестяные кружки и бормотал:
-- Где же он может быть? Сегодня он был, я видел его собственными глазами. Смешно даже.

***
-- ...А рояль куды пошел? Пошел рояль в Собес, во 2-й дом. И посейчас там рояль есть...
"Что-то не видел я там такого рояля", -- подумал Остап, вспомнив застенчивое личико Альхена.

***

-- Ваше политическое кредо?
-- Всегда!

***

Писать и печататься он начал с 15 лет, но только в позапрошлом году к нему пришла большая слава. Это началось тогда, когда Агафон Шахов стал писать романы с психологией и выносить на суд читателя разнообразные проблемы. Перед читателями, а главным образом, читательницами замелькали проблемы в красивых переплетах, с посвящениями на особой странице: "Советской молодежи", "Вузовцам московским посвящаю", "Молодым девушкам".
Проблемы были такие: пол и брак, брак и любовь, любовь и пол, пол и ревность, ревность и любовь, брак и ревность. Спрыснутые небольшой дозой советской идеологии, романы получили обширный сбыт. С тех пор Шахов стал часто говорить, что его любят студенты.

***

Матрац ненасытен. Он требует жертвоприношений. По ночам он издает звон падающего меча. Ему нужна этажерка. Ему нужен стол на глупых тумбах. Лязгая пружинами, он требует занавесей, портьер и кухонной посуды. Он толкает человека и говорит ему:
-- Пойди и купи рубель и качалку!
-- Мне стыдно за тебя, человек! У тебя до сих пор нет ковра!
-- Работай! Я скоро принесу тебе детей! Тебе нужны деньги на пеленки и колясочку!
Матрац все помнит и все делает по-своему.
Даже поэт не может избежать общей участи. Вот он везет с Сухаревского рынка матрац, с ужасом прижимаясь к его мягкому брюху.
-- Я сломлю твое упорство, поэт! -- говорит матрац. -- Тебе уже не надо будет бегать на телеграф писать стихи. Да и вообще, стоит ли их писать? Служи! И сальдо будет всегда в твою пользу. Подумай о жене и детях.
-- У меня нет жены, -- кричит поэт, отшатываясь от пружинного учителя.
-- Она будет. И я не поручусь, что это будет самая красивая девушка на земле. Я не знаю даже, будет ли она добра. Приготовься ко всему. У тебя родятся дети.
-- Я не люблю детей!
-- Ты полюбишь их!
-- Вы пугаете меня, гражданин матрац!
-- Молчи, дурак! Ты не знаешь всего! Ты еще возьмешь в Мосдреве кредит на мебель.
-- Я убью тебя, матрац!
-- Щенок. Если ты осмелишься это сделать, соседи донесут на тебя в домоуправление.

***

-- Я не возражаю, -- вымолвил он, -- давайте пробаллотируем. Закрытым голосованием или открытым?
-- Нам по-советскому не надо, -- обиженно сказал Чарушников, -- давайте голосовать по-честному, по-европейски -- закрыто.

The Raven's Nest

главная