{phil}LEMON
"Never trust a computer that you can't throw out a window." - Steve Wozniak
Тяжело выбирать понравившиеся цитаты, это как с Хаксли: хочется взять и запостить весь роман)

Там, в большом бельевом котле, варилась каша, запах которой великий комбинатор учуял еще в вестибюле. Остап покрутил носом и сказал:
-- Это что, на машинном масле?
-- Ей-богу, на чистом сливочном! -- сказал Альхен, краснея до слез. -- Мы на ферме покупаем.
Ему было очень стыдно.

***

В красном уголке примусов не разводили, временных печей не было, дымоходы были в исправности и прочищались регулярно, но стула, к непомерному удивлению Альхена, не было. Остап даже заскрипел от недовольства. Бросились искать стул. Заглядывали под кровати и под скамейки, отодвинули для чего-то фисгармонию, допытывались у старушек, которые опасливо поглядывали на Пашу Эмильевича, но стула так и не нашли. Паша Эмильевич проявил в розысках стула большое упорство. Все уже успокоились, а Паша Эмильевич все еще бродил по комнатам, заглядывал под графины, передвигал чайные жестяные кружки и бормотал:
-- Где же он может быть? Сегодня он был, я видел его собственными глазами. Смешно даже.

***
-- ...А рояль куды пошел? Пошел рояль в Собес, во 2-й дом. И посейчас там рояль есть...
"Что-то не видел я там такого рояля", -- подумал Остап, вспомнив застенчивое личико Альхена.

***

-- Ваше политическое кредо?
-- Всегда!

***

Писать и печататься он начал с 15 лет, но только в позапрошлом году к нему пришла большая слава. Это началось тогда, когда Агафон Шахов стал писать романы с психологией и выносить на суд читателя разнообразные проблемы. Перед читателями, а главным образом, читательницами замелькали проблемы в красивых переплетах, с посвящениями на особой странице: "Советской молодежи", "Вузовцам московским посвящаю", "Молодым девушкам".
Проблемы были такие: пол и брак, брак и любовь, любовь и пол, пол и ревность, ревность и любовь, брак и ревность. Спрыснутые небольшой дозой советской идеологии, романы получили обширный сбыт. С тех пор Шахов стал часто говорить, что его любят студенты.

***

Матрац ненасытен. Он требует жертвоприношений. По ночам он издает звон падающего меча. Ему нужна этажерка. Ему нужен стол на глупых тумбах. Лязгая пружинами, он требует занавесей, портьер и кухонной посуды. Он толкает человека и говорит ему:
-- Пойди и купи рубель и качалку!
-- Мне стыдно за тебя, человек! У тебя до сих пор нет ковра!
-- Работай! Я скоро принесу тебе детей! Тебе нужны деньги на пеленки и колясочку!
Матрац все помнит и все делает по-своему.
Даже поэт не может избежать общей участи. Вот он везет с Сухаревского рынка матрац, с ужасом прижимаясь к его мягкому брюху.
-- Я сломлю твое упорство, поэт! -- говорит матрац. -- Тебе уже не надо будет бегать на телеграф писать стихи. Да и вообще, стоит ли их писать? Служи! И сальдо будет всегда в твою пользу. Подумай о жене и детях.
-- У меня нет жены, -- кричит поэт, отшатываясь от пружинного учителя.
-- Она будет. И я не поручусь, что это будет самая красивая девушка на земле. Я не знаю даже, будет ли она добра. Приготовься ко всему. У тебя родятся дети.
-- Я не люблю детей!
-- Ты полюбишь их!
-- Вы пугаете меня, гражданин матрац!
-- Молчи, дурак! Ты не знаешь всего! Ты еще возьмешь в Мосдреве кредит на мебель.
-- Я убью тебя, матрац!
-- Щенок. Если ты осмелишься это сделать, соседи донесут на тебя в домоуправление.

***

-- Я не возражаю, -- вымолвил он, -- давайте пробаллотируем. Закрытым голосованием или открытым?
-- Нам по-советскому не надо, -- обиженно сказал Чарушников, -- давайте голосовать по-честному, по-европейски -- закрыто.